Знаете ли вы? Медитация и мозг

Далай‑лама говорил, что, если научные исследования входят в конфликт с буддистским учением, учение должно уступить. Он также активно интересовался изучением нейронных механизмов, лежащих в основе медитации. Как и многие практикующие, он разделяет медитацию на две категории: одна направлена на успокоение разума (стабилизирующая медитация), а другая – на активный процесс познания (дискурсивная медитация). Изучая медитации, нейробиологи сначала исследовали первый тип. Активность мозга опытных буддистов, практикующих стабилизирующую медитацию, оценивала группа ученых, в том числе один специалист, защитивший диссертацию по молекулярной биологии и живший какое‑то время в монастыре в Непале в качестве ученика.

Ученые смогли отвлечь восемь монахов, длительное время практикующих медитацию в тибетских буддистских монастырях, от их привычной жизни (во время которой весь день проходит в расслабляющей медитации). В лаборатории монахам прикрепили к головам электроды для измерения паттернов электрической активности. Вначале эта активность ничем не отличалась от паттернов волонтеров, медитирующих впервые в жизни. Разница стала заметна, когда монахов попросили ощутить сострадание, не направленное ни на какое конкретное существо. Это состояние называется беспредметной медитацией. В этом состоянии активность начала варьироваться в последовательной, ритмичной манере, демонстрируя синхронную активизацию многих нейронов. Синхронизированные сигналы участились до скорости 25– 40 раз в секунду, что представляет собой гамма‑ритм. В некоторых случаях гамма‑ритмы в мозгу монахов были самыми сильными, когда‑либо встречавшимися у людей (исключая патологические ситуации – например, судороги). Однако у людей, медитировавших впервые, не появилось практически никаких дополнительных гамма‑ритмов.

Способ, которым мозг достигает синхронности, не изучен хорошо, однако гамма‑ритмы усиливаются во время определенных типов активности, например, при повышенном внимании по отношению к сенсорному стимулу или во время использования кратковременной памяти. Этот усиленный гамма‑ритм может являться ключевым элементом повышенной бдительности, о котором сообщают монахи. Рождаются ли монахи с врожденной способностью генерировать синхронные ритмы? Некоторые типы ритмов у новичков с практикой усиливаются, а значит, хотя бы частично эту способность можно тренировать.

Сканирование мозга выявило определенные области, активные во время дискурсивной медитации (концентрирование внимания на визуализированном образе). Передняя поясная и префронтапьные области были очень активны, как и тогда, когда монахини ордена кармелиток представляли себе мистическое воссоединение с Богом. Эти данные соответствуют информации об участии этих регионов в процессе внимания. Возможно, папу Иоанна Павла II тоже заинтересовали полученные результаты, поскольку на вопрос о взаимосвязи науки и католической доктрины он ответил, что они обе истинны и сочетаемы, поскольку «истина не может противоречить истине».

Если теория разума является критическим фактором в процессе формирования религии, то животные, у которых есть некоторый вариант этой способности, могут создавать свои религиозные убеждения. Могут ли животные представлять себе то, что думают другие? С некоторыми видами ответ может быть положительным. Например, собака Оса нашего друга Криса из‑за травмы временно не могла сама подниматься по лестнице, и Крису приходилось носить ее вверх и вниз. Это продолжалось несколько месяцев, и ей приходилось ждать наверху или у подножия лестницы. Однажды Крис пришел домой в середине дня и тихо занимался своими делами на кухне. Оса стала сама спускаться по лестнице, но на полпути заметила хозяина и замерла, причем выражение ее морды было таким, как будто она хотела сказать: «Все пропало!», что, разумеется, соответствовало правде. Казалось, Оса действует, отталкиваясь от предположения, что, если Крис узнает о том, что она может ходить, он перестанет носить ее на руках. Было похоже на то, что собака знала, как можно заставить Криса работать.

Было бы гигантским скачком после одного взгляда на собаку предположить, что у животных тоже имеется теория разума. Можно также сказать, что эта история иллюстрирует собственную теорию разума Криса. Однако во время более обстоятельных исследований было выяснено, что собаки действительно принимают в расчет состояние внимания других собак, когда пытаются убедить их принять участие в игре, меняя свои сигналы в зависимости от того, что делает другая собака.

Этологи и антропологи изучают степень развития теории разума, подсчитывая, сколько уровней намерения может быть представлено. Желание Осы обмануть основывалось на достаточно простом положении (Крис думает, что я не могу спуститься по лестнице ). В религиозных верованиях уровень мышления сложнее. Необходимы многошаговые выводы, чтобы соответствовать разным мотивациям нескольких существ. В религии необходимо уметь делать минимум двухшаговый вывод (Бог считает (шаг 1), что мне следует его почитать (шаг 2). Однако детали большинства религий требуют еще более сложных построений. Если в качестве примера рассмотреть христианство, то прихожанин должен вести правильный образ жизни, соотнося свои желания с указаниями Бога, Иисуса, Святого Духа и учения церкви, что не так уж и просто.

Большинство обезьян вряд ли способно к многошаговым выводам по поводу психического состояния, а это минимальное требование для появления религии. Но наблюдения за приматами с крупным мозгом – например, за шимпанзе, показали, что они могут достигнуть как минимум уровня выводов собаки Осы. Подчиненный шимпанзе предпочтет пойти за тем кусочком фрукта, который не видит находящийся на более высокой ступени иерархической лестницы сородич, чем за тем, который виден всем. Точно так же, если вы не выражаете желания дать шимпанзе виноград, она потеряет к вам интерес. Если вы покажете той лее обезьяне, что хотите, но не можете дать ей ягоды, она будет ждать дольше. Шимпанзе делают эти выводы с помощью мозга, который втрое легче человеческого. Вопрос, могут ли эти обезьяны формировать религиозные верования, остается открытым. Иногда бывает очень на это похоже. При грозе некоторые шимпанзе качаются из стороны в сторону с вздыбленной шерстью, что некоторые люди описывали как «поведение, напоминающее танец». Может, они суеверны? Или просто боятся? В настоящее время, поскольку данные о наличии у шимпанзе разума малочисленны, нам остается только ждать дальнейшей информации.


0743971188360491.html
0744019859881631.html
    PR.RU™